Петербург Москва

Поиск по сайту







Страсти Христовы

The Passion of the Christ
Страсти Христовы

Драма , Художественный , 2004 , 92

режисер: Мел Гибсон

актеры: Моника Белуччи, Франческо Де Вито, Христо Живков, Джеймс Кэвизел, Майя Моргенштерн

4 могло быть и лучше

Рассказ о последних 12-ти часах жизни Иисуса (Джим Кэвизел), снятый Мелом Гибсоном, уже заработал только в прокате США под 300 миллионов. Герои (в том числе Моника Беллуччи в роли Марии Магдалины) говорят по-арамейски, Иисуса избивают и унижают на протяжении всего фильма, а руки, забивающие роковые гвозди на кресте, принадлежат самому Гибсону (это чтобы избавиться от упреков, что мол, он наезжает на иудеев, распявших Христа).

Рецензия Страсти Христовы

Огромная капля дождя очень красиво отделилась от тучи и упала на землю, возвестив божий гнев, возникший из-за глупости людей, которые распяли Иисуса (Джим Кэвизел). Эта и еще несколько эффектных сцен вроде оплакивания Христа, воссоздающих ренессансные полотна, - лишняя причина посмотреть снятые Мелом Гибсоном «Страсти Христовы». Причем посмотреть не по религиозным или политическим причинам, а потому что имеют прямое отношение к искусству.

Вообще по поводу вечного сюжета о жизни и распятии Христа в голову приходит шутка о том, насколько это неподходящий для кино сюжет. Финал известен заранее, а сиквелов явно не предвидится. Поэтому не очень понятно, зачем смотреть фильм, содержание которого давно известно. С другой стороны, «Страсти Христовы» настолько проPR-ены и вызвали столько споров, что смотреть его нужно хотя бы для того, чтобы можно было поддержать светскую беседу за ужином с друзьями.

Фильм рассказывает историю о последних 12-ти часах жизни Иисуса, и в самом начале он не поддается искушениям Сатаны. Нечистого играет бритая налысо Розалинда Челентано, дочь итальянского диско-короля 80-х Адриано Челентано, так что эту сцену можно трактовать как попытку Иисуса противостоять чарам глупой и порочной поп-культуры (которую, кстати, представляет и сам режиссер фильма Гибсон). Потом нам недвусмысленно дают понять, что судьбу Христа решили не римские наместники (начальство), а народ, проголосовавший за его смерть (опять же современная мысль о том, что публика – дура). Остальные полфильма Иисус находится в бессознательном состоянии, что неудивительно – его спину так натуралистично обработали плетками, что сцена вызвала не менее бурные споры о допустимости насилия на экране, чем бьющая фонтаном кровь в «Убить Билла».

Впишу «Страсти Христовы» в давнюю традицию показа жизни Иисуса на экране: они не так помпезны и опереточны, как «Иисус из Назарета» Франко Дзеффирелли, не так аскетичны и политизированы, как «Евангелие от Матфея» Пазолини, и не так скандальны, как «Последнее искушение Христа» Скорсезе. Если убрать сцену избиения Иисуса и дебаты на тему «Так все-таки иудеи виноваты или нет?», перед нами вполне традиционная, добротная и ничем не шокирующая экранизация последних часов человека, который до сих пор интересен людям больше, чем Бритни Спирс, Лара Крофт или сам Гибсон (иронично, что картина, которую он снял как режиссер, собрала в прокате гораздо больше денег, чем любой фильм с его участием как актера). Судя по огромным кассовым сборам, Иисус Христос по-прежнему – самая главная суперзвезда. Да пребудет так вовеки. Аминь.

04.04.2004 Геннадий Устиян